IT-эмиграция и русский язык

Моя цель - предложение широкого ассортимента товаров и услуг на постоянно высоком качестве обслуживания по самым выгодным ценам.


Люцерн на фото Олега Ненашева


Один из главных вопросов, связанных с эмиграцией — языковой. Как будешь чувствовать себя в другой языковой среде? Каково переезжать в страну, языка которой вообще не знаешь? Когда с окружающими не поговорить по-русски, возникнет ли ощущение, что остался «без подпитки живой настоящей речи»?


А в случае с IT-эмиграцией всё ещё хитрее. Российский разработчик, даже никуда не уезжая, постоянно имеет дело с английским. В эмиграции он может столкнуться с другим языком, но и английский никуда не денется. И при этом, поскольку большая часть жизни проходит в онлайне, можно не бросать русский (например, писать на Хабр или записывать подкаст). Получается жонглирование тремя языками.


Как тогда выглядит жизнь IT-эмигранта с языковой точки зрения? И как в этой жизни присутствует русскоговорящее IT-сообщество? Я расспросил шестерых человек, уехавших в самые разные страны, от Норвегии до Австралии. Троих знаю по их докладам на конференциях, которые организуем мы в JUG Ru Group, а другие трое — авторы популярных хабрапостов из хаба «IT-эмиграция».


Вопросы разным людям немного отличались, но суть была такой:


  • Когда и куда был переезд?
  • С какими языками в каких обстоятельствах приходится сталкиваться?
  • Как в жизни присутствуют русский язык и русскоговорящее IT-сообщество?
  • Насколько ощущается потребность в русском, и насколько она удовлетворяется?
  • Для спикеров: что можно сказать о подготовке докладов на русском/английском?
  • Что хочется сказать тем, кто подумывает об эмиграции, но пока не решился?



Вагиф Абилов (Норвегия)


Занимается разработками систем на F# и C#, участник программного комитета DotNext, выступает с докладами


В 1990-м я впервые приехал по работе в Норвегию, а с 1991-го оказался здесь уже вместе с семьёй — и совершенно не ожидал, что мы останемся здесь надолго. Мне тогда было 28.


На момент переезда вообще не знал норвежского. Зато знал английский (в те годы даже разработчики нечасто знали его хорошо, и это было одним из факторов, по которым при отправке сотрудников в Норвегию выбрали нас с коллегой).


Некоторые всю жизнь проводят в Норвегии без владения норвежским. Разработчикам это проще, но Скандинавия вообще «English friendly». Например, когда по радио включают врезки английской речи, её обычно не переводят. А все англоязычные фильмы идут с субтитрами.


Так что в первые годы моё рабочее общение происходило на английском, но я чувствовал неловкость, что ради меня люди переходят на другой язык. И начал посещать курсы норвежского. Сейчас мой норвежский по-прежнему хуже английского, но стараюсь говорить на нём.


В Норвегии есть заметная русская диаспора, до недавних пор существовал русскоязычный бар. Мой друг, с которым приехали в Норвегию, живёт с семьёй в пешей досягаемости. Это очень помогает. Так что русскоязычного общения здесь немало, но за пределами работы.


Конечно, русский остаётся родным, и не понимаю, как говорить с близкими не на нём. Выражать какие-то нюансы всегда лучше смогу на родном языке. Зато, когда думаю о рабочих вещах, в голове всё на английском. Когда я стал выступать с русскоязычными докладами, понадобилось делать обратный перевод. И оказалось неочевидно, как именно правильнее сказать что-то по-русски.


Есть несколько разных школ перевода. Я сторонник строгого перевода, мне немножко режет слух, когда докладчики образуют глаголы вроде «задеплоил». Но есть и другая крайность, очень формальная школа. Когда в русской документации Microsoft я видел не «сервис», а «услуга», это было трудно читать, и я пугался: «Неужели вот так и надо». Меня успокоили, что так не надо, но упрощать тоже не люблю. Поэтому, когда готовлю доклад на русском, трачу время на перевод, непротиворечивый с точки зрения стиля, терминологии.



У меня есть ощущение, что я живу две разные жизни. Для меня культурная среда имеет большое значение, я ещё со студенческих времён пописывал стихи, иногда записываю песни, думаю по-русски. А мои коллеги ничего об этом не знают. И я почти никогда не обсуждаю с ними что-то российское. Моя жизнь разделена — не знаю, хорошо это или плохо, но я проживаю её по-другому, чем если бы на работе говорил на родном языке.


Аккаунтов в твиттере у меня тоже два, на русском и на английском. Сначала завёл русскоязычный, коллега нашёл его и с помощью машинного перевода написал мне на русском: «А что, ты чирикаешь только по-русски?» (Google Translate так перевёл ему «tweet»). Я ответил: «Не думал об этом, но могу и по-английски тоже». Завёл второй и понял, что проще разделять. В русскоязычном у меня много политики и другого, помимо программирования. А в англоязычном я подписан только на профессиональные вещи. Хотя в 2016-м и там вся лента оказалась политической: сначала англичане стали писать о Брекзите, а через полгода выбрали Трампа… Мне самому порой тоже хочется написать «не в тот» твиттер, я тоже живой человек, смешиваю вещи.


Помимо твиттера и докладов, общаюсь на русском в телеграм-чатах «F# chat» и «F# flood». Мне кажется, в России сложнее заводить проекты на F#, чем в Норвегии (давление C# и Java выше). Но в чате собрались такие специалисты, что профессиональные вопросы иду задавать там. Недавно разбирался, как использовать F# на клиентской стороне с помощью проекта Fable, задал вопрос, и мне через 10 минут дали пример.


Все признают, что российское сообщество очень сильное. Но не могу сказать, что меня всё устраивает в стиле обсуждения. В англоязычном сообществе люди выражаются аккуратнее. А российское — можно посмотреть, какие битвы на Хабре бывают. Присутствует религиозность, когда верят в «единственно верный язык программирования», и со сторонниками другого нужно устроить батл. Иногда на это занятно посмотреть, но иногда я устаю от этого.


Ещё есть разница в докладах. Русскоязычные доклады зачастую с высоким уровнем контента, но уступают с презентационной точки зрения. Среди зарубежных спикеров есть такие, кто выступает по 50 раз в год — конечно, это даёт уровень презентации, но непонятно, когда они код видят-то. А наши часто рассказывают о глубинных проблемах, но надо уметь это вытащить.


Для меня конференция вроде DotNext — это в том числе возможность поговорить по-русски. Когда я только начинал ходить на конференции, всё время занимал докладами, планировал до минуты. Но это тяжело. И со временем стал комбинировать: слушаешь доклады через один, а в промежутках общаешься с людьми, обсуждаешь какие-то интересные моменты.


Что хочется сказать людям, которые подумывают об эмиграции


Мы, айтишники, в привилегированном положении. Мы занимаемся тем, что конвертируемо, на что есть спрос в любой точке мира. Когда я вижу в твиттере, что журналист уехал из России — понимаю, что это гораздо болезненнее, я бы сто раз подумал перед таким шагом.


Когда я переезжал, не было интернета, не было русского телевидения. Единственной связью были дорогие международные звонки. Я просто с головой уходил в работу, пару раз в год приезжал в Москву и видел друзей. А сейчас всё настолько проще, мир куда взаимосвязаннее. Поэтому, если есть возможность поработать в другой стране, то надо относиться к этому практично. Мы живём в 2020-м, когда «не понравилось — можно вернуться». Это куда проще, чем когда люди переезжали за железный занавес и не знали, что с их близкими.




Олег Ненашев (Швейцария)


Состоит в core team и governance board проекта Jenkins, организует Jenkins RU, выступает с докладами


Я переехал в Швейцарию в 2016-м, живу в небольшом кантоне Невшатель на границе с Францией. Кантоны более-менее независимы в отношении инфраструктуры, экономики и так далее. Невшатель известен своей часовой индустрией и как родина абсента, а вот IT там немного.


Как известно, в Швейцарии четыре государственных языка. Официальный в нашем кантоне — французский, здесь всё на нём. Немецкий тоже встречается часто, итальянский в нашей части страны редкость, а на романшском в нашем городе несколько человек говорят (в том числе и один мой коллега :)), но в бытовой жизни он не используется.


Также здесь хорошо говорят на английском, и по работе я в основном имею дело с ним. Поэтому, хотя французский понимаю и при угрозе жизни могу что-нибудь на нём сказать, в основном использую английский.


В семье говорим по-русски, а в городе говорящих на русском хотя и немного, но есть — примерно полпроцента населения. Со временем со многими познакомились.


Думаю я на английском или русском — зачастую даже сам не замечаю, на каком. До мыслей на французском мне пока далеко, конечно.



В местном IT-сообществе чаще общаемся на английском. Под «местным сообществом» имею в виду соседние города, так как в самом Невшателе с 30-тысячным населением IT довольно мало. А на русском в связи с IT общаюсь из-за того, что я организатор сообщества Jenkins RU, и до сих пор контактирую с коллегами из России. Мы организуем митапы, и я продолжаю участвовать в этом удалённо (ну, сейчас перерыв из-за пандемии).


Также я выступаю с докладами — и на русском, и на английском. Написать доклад мне проще на английском (терминология устоявшаяся), рассказать — всё равно, на каком. Основная проблема при переходе между ними — перестроить манеру речи и изложения, поскольку доклады на русском и английском делаются немного по-разному. Планирую к пяти годам после переезда сделать первый доклад на французском.


Ощущаю, что российское IT-сообщество хардкорнее. То, что я рассказываю на российских митапах, на глобальных зачастую даже не пытаюсь, потому что для зрителей получается слишком тяжело. И с точки зрения фидбека российское сообщество куда более открытое, вопросы активнее задают, в чаты что-то скидывают.


IT-контент на русском почти не потребляю — в основном на английском, и ещё на французском, чтобы прокачивать потихоньку язык. На русском только специализированные доклады от конкретных интересующих спикеров. Ну и Хабр иногда читаю, да.


Упомяну «first world problem»: у меня нет русскоязычной клавиатуры на ноутбуке, у меня швейцарская, да ещё и швейцарско-немецкая. Я и на английском печатаю частично вслепую, поскольку некоторые буквы различаются, а русского тут даже рядом не было на клавиатуре, так что пишу вслепую.


Нехватки русского в жизни не ощущаю. Хватает разговоров в семье, а в случае с IT это вопрос желания и времени: если хочется, то есть куча чатов, онлайн-митапов, всяких митингов в зуме, где можно собраться и поговорить айтишникам. Иногда не хватает именно физических встреч, офлайн-мероприятий, но сейчас из-за вируса с ними в любом случае сложно.


Вместо них есть онлайн-мероприятия, в целом это тяжёлый формат для спикера: некоторые организованы так, что спикера не добавляют в чат, и вместо общения люди просто смотрят заранее записанный доклад. Но я выступал у вас на TechTrain, и там всё было организовано лучше большинства мероприятий, вопросы задавали активно. В сентябре мы в CloudBees делаем онлайновый DevOps World, посмотрим, как у нас получится.



Что хочется сказать людям, которые подумывают об эмиграции


В швейцарском IT очень много эмигрантов, здесь местные могут составлять только треть от всех. Языка бояться точно не нужно, английского вполне хватает. Да и вообще не очень понятно, что такое «нейтив спикер» в стране с четырьмя государственными языками. А если ехать в крупные города типа Цюриха и Женевы, там и сообщество интернациональное, всегда можно найти русскоговорящих людей с опытом и обращаться к ним. Культура в разных частях страны заметно различается, надо смотреть по предпочтениям.


С работой в Швейцарии сейчас тяжелее, но найти можно. Насчёт релокации боюсь, что массовый переход к удалёнке убавил у компаний желания перевозить людей. В самой Швейцарии для работодателей нанимать и перевозить получается дороже, чем в соседних Франции или Германии. А про Германию мы шутили, что митап Jenkins RU проще организовать в Берлине, чем в Питере — столько туда русскоговорящих спикеров переехало.


Если ехать в крупный город, где много стартапов, там локальное сообщество найти можно. Фокусироваться ли на него или ассимилироваться — личное дело каждого, и тот, и другой вариант возможны. Многие, наоборот, избегают русскоязычных сообществ как только можно, чтобы побыстрее привыкнуть к культуре, тоже вполне себе вариант.




Степан Гончаров (Сингапур → США)


После 10 лет в мобильной разработке ушёл в Lyft работать над инфраструктурой для самоуправляемых машин


Я переехал в Сингапур в 2014-м, прожил там больше пяти лет, а теперь переехал в Калифорнию, и здесь уже почти полгода. В Сингапуре мне всё нравилось, кроме погоды — слишком жарко. Когда приехал, был уверен, что привыкну, но этого не произошло. И когда в Сингапуре поднадоело, а переехавшие в Долину друзья стали рассказывать о ней, решил переехать.


В Сингапуре четыре государственных языка, но в основном общаются на английском. Меня это изначально и привлекло: я фанат азиатской еды, подумал, что это и английский — идеальное сочетание. Там разве что, если идёшь на рынок на окраине города, можешь наткнуться на китайцев без знания английского, но это редко.


А ещё так получилось, что в Сингапуре в компании, где я начал работать, было нетипично много русских, в моей команде вообще все были русскими, так что было много общения на русском. Так что первую пару лет общался больше на русском, чем на английском. Потом перешёл в другие компании, но в целом мы продолжали общаться этой тусовкой, организовали Kotlin User Group Singapore, много обсуждали, готовили доклады. В Долине у меня тоже русскоязычные знакомые. Так что не ощущаю дефицита общения на русском. Не знаю, насколько ощущал бы, если бы его было меньше.



В Сингапуре


Выступления с русскоязычными докладами несколько отделяли меня от англоязычных коллег: они спрашивали «а где можно посмотреть доклад», я отвечал: «сорян, когда-нибудь переведу». Иногда было время перевести доклад обратно на английский, иногда нет. Сейчас готовлю доклады сначала на английском, чтобы обкатать их внутри компании, а потом уже выступить на конференции.


И иногда перевод с английского на русский оказывается сложным процессом: сказал на английском, потом дословно переводишь, и получается хрень. И думаешь, как это сказать нормально. Много времени уходит, особенно если просят переводить слайды.


Русские статьи перестал читать года четыре назад. Раньше читал Хабр, с какого-то момента понял, что по моему профилю там в основном уже известное мне. Правда, сейчас и с Medium-постами про Gradle появляется ощущение, что «опять перепечатали официальную документацию кусками».


Когда конференции перешли в онлайн, вроде бы поучаствовать в русскоязычной стало проще (не надо лететь), но мешает большая разница часовых поясов. Поэтому на недавнем Mobius я сам выступил, а чужие доклады не смотрел. Опыт выступления в онлайне другой, нет такого соединения с аудиторией, но на Mobius помогало наличие эксперта (на моём докладе им был Артём Зиннатуллин): я видел его реакцию, и он развлекал аудиторию во время моих проблем с интернетом.



Парк Йосемити, США


Что хочется сказать людям, которые подумывают об эмиграции


Я бы сказал, что культурно довольно тяжело переехать. Надо решиться, найти компанию, которая сделает визу.


Когда я переехал в Сингапур, мало ощущались культурные различия — помогла русская команда. В Штатах ситуация другая, культура отличалась заметно. Здесь не стоит ждать прямого ответа, люди постараются ответить обёрнуто-завуалировано, нужно время, чтобы к этому привыкнуть. И здесь нужно следить за тем, что говоришь, любое неаккуратное слово может обидеть. Я сам попадал в ситуации, когда говорил что-то, не сильно задумываясь, а потом понимал, что это было неуместно. Есть те, кому легко даётся постоянно думать над тем, что хочешь сказать, а есть те, кому от этого очень некомфортно.




Михаил Зинин (Нидерланды)


C++ разработчик, автор серии хабрапостов «Осторожный переезд в Нидерланды с женой»


В июне 2018 года я переехал из Подмосковья в Эйндховен, город на юге Нидерландов.


Нидерландский меня окружает везде: описания товаров и продуктов в магазинах, объявления в общественном транспорте, извещения от налоговой, страховой, муниципалитета и т.п. — всё на нидерландском. За два года я кое-что выучил на нём, этого хватает, чтобы понять основную мысль письма, например. Но для уверенности все-таки использую гугл-переводчик.


С людьми почти всегда можно общаться на английском. Интерфейсы банкоматов и автоматических касс в супермаркете можно переключить на английский. На работе же это просто лингва франка.


Я побывал в Нидерландах на нескольких конференциях и митапах. Всё было на английском, что логично: на конференцию на нидерландском я бы просто не пошёл, я бы ничего не понял. С другой стороны, долго выбирать не приходилось, т.к. все интересующие меня мероприятия были англоязычными.


У меня вообще сложилось впечатление, что около 80% разработчиков здесь — приезжие, и язык по умолчанию — английский. С тестировщиками, например, это не совсем так, среди них много местных, и на соответствующих конференциях легко можно услышать обсуждения на нидерландском (это из опыта жены).



Русский я использую дома, в интернете и иногда на работе: русскоязычные коллеги здесь не редкость. Этого вполне хватает, чтобы не ощущать дефицит общения на родном языке.


Постоянно читаю Хабр, иногда смотрю записи российских конференций на YouTube (пожалуй, чаще, чем записи на английском). Сам пишу на Хабр, эти свои статьи также переводил на английский и публиковал в LinkedIn — так что тут «и нашим, и не нашим». Но в LinkedIn они вызывают гораздо меньше интереса.


И когда приезжаю в Россию (в последнее время с этим туго по понятным причинам), закупаюсь технической литературой. Во-первых, потому что мне всё-таки легче воспринимать большой объём информации на родном языке, а во-вторых, потому что книги в России сильно дешевле :)


На каком языке я думаю? Хотелось бы ответить, что мыслю я невербальными абстракциями, но так редко бывает :) Думаю я в подавляющем большинстве случаев на русском. Если надо что-то обсудить с интернациональными коллегами — могу продумывать аргументы на английском. Еще в своих попытках изучать нидерландский я разбираю предложения и перевожу на английский, а не на русский (и с гугл-переводчиком, и без).


Что хочется сказать людям, которые подумывают об эмиграции


На самом деле без английского уровня C1 или C2 технарям довольно легко прожить. Главное, чтобы окружающие могли в массе своей изъясняться на нём хотя бы на A2. Если получилось пройти собеседования — все OK, работать тоже получится. Ну а жаловаться на недостаток общения на русском при нынешнем уровне развития всяких средств связи — мне, как интроверту, это кажется странным.




Константин Аксёнов (Таиланд → Австралия)


Автор постов про релокацию в Бангкок и в Сидней.


В середине 2017-го я переехал в Бангкок, а в 2019-м — в Сидней. Конечно, в Таиланде классно «сегодня и в ближайший год», но куда хуже с долгосрочным развитием, поэтому захотелось двигаться дальше. И при выборе новой страны важным фактором было, чтобы она была англоговорящей.


В Таиланде рано или поздно приходится учить базовый тайский для бытовых ситуаций. Большинство митапов там тоже рассчитано на тайцев, англоязычное IT-сообщество из иммигрантов хотя и существует, но мало развито. И даже когда общаешься на английском, он там несколько другой. Как в Сингапуре говорят на «синглише», так в Таиланде на «тайглише»: слово «релиз» превращается в «лелиз», и так далее. К тебе это всё начинает прилипать, и в итоге твой уровень по IELTS может ухудшиться, ты немножко деградируешь. А хочется развиваться: с хорошим английским легче попасть в любую страну на высокую позицию, влиться в коллектив.


Конечно, в Австралии тоже немного «свой» английский. Есть и акцент, и местные слова, и языковые особенности: фразы постоянно заканчивают словом «mate», и часто говорят «no worries», сокращая это до «nurries». Сначала это постоянное «mate» взрывает мозг, затем привыкаешь, а потом и сам перенимаешь. Но в целом здесь английский улучшается. Сейчас, если я в своём тексте пропускаю артикль, прямо кожей ощущаю, что что-то не так.


В Таиланде 98% людей, с которыми общаешься — коллеги (поскольку тайцы предпочитают общаться в своей компании). А в Австралии другая миграционная политика, и благодаря этому здесь немало русскоговорящих, переехавших заниматься абсолютно разными вещами: кто-то чинит сушильное оборудование, кто-то устанавливает антенны. Поэтому есть русский круг общения.


И если в Таиланде митапов на английском мало, то в Австралии местные лидеры Atlassian и Canva до карантина их активно устраивали, пицца-пиво-тусовочка. Так что можно участвовать в жизни англоговорящего IT-сообщества. Но не могу сказать, что на этих митапах высокий уровень контента. Если у тебя опыт два года, то будет интересно, но чем дольше варишься, тем больше хочется хардкора, а он тут не заходит.


Связь с русскоговорящим сообществом сохранилась: мы с женой оба довольно давно в профессии, у нас много общих друзей в Android-сообществе, и с ними по-прежнему пересекаемся. Зачастую, когда возникает какая-то проблема, просто знаешь, кому надо написать. Ещё из русскоязычного — люблю пописать статьи на Хабр, кроме уже опубликованных, есть черновики. Иногда при поиске информации читаю что-то на русском, но специально не ищу: если в поисковой выдаче среди англоязычного контента встречается что-то русскоязычное, для меня это просто ещё один из результатов, читаю его как любой другой.



Конечно, отсюда особо никуда не полетаешь. Этот остров — как чёрная дыра, которая засасывает раз и навсегда… Здесь есть всё, что нужно, люди добрые, чувствуешь себя социально защищённым. И куда бы ты отсюда ни полетел, это долго и дорого. Кроме того здесь вырабатывается привычка планировать поездки за полгода. Потому что, если берёшь за полгода, то, допустим, авиабилеты в Таиланд могут стоить 700 долларов, а за месяц — 1500. И даже если в пределах самой Австралии хочешь поехать в кемпинг, то банальное место под палатку может быть забронировано на 2,5 месяца вперёд.


И при том, что физически выбраться отсюда на конференцию непросто, бум онлайн-конференций тоже не очень помогает из-за часовых поясов: «в Америке уже поздно, в России ещё рано», ты ни туда и ни сюда. У меня есть билет на американский онлайновый DroidCon, но доклады по моему времени идут с 3 часов ночи до 2 часов дня. А расписание российских конференций здесь получается чем-то вроде «с семи вечера до двух ночи». Это неудобно.


Что хочется сказать людям, которые подумывают об эмиграции


Во-первых, как я уже писал в своих хабрапостах, Земля круглая, и всегда можно вернуться. Когда я уезжал в Таиланд, думал, что на год. Когда попробуешь, тогда и поймёшь.


Во-вторых, если думаешь «ещё пять лет поработаю здесь, а потом...» — вероятно, это «потом» никогда не наступит. Мир меняется быстро, компания, которая ещё вчера делала визы, может перестать это делать. Вот совсем недавно такая немаленькая компания, как Atlassian, заявила, что теперь можно работать из дома постоянно (даже когда карантин полностью кончится). И если эта тенденция перехода к удалёнке сохранится, это сыграет не на руку тем, кто собирается «переехать позже». Зачем компании перевозить человека, если можно платить ему 20% выше рынка в России и не париться?




Сергей Новоградцев (Германия)


Системный инженер, автор хабрапостов «IT-эмиграция с семьёй», «Ловушка для жены эмигранта», «Как заменить лампочку на рабочем месте, чтобы тебя не уволили».


На момент переезда у меня был английский язык на уровне примерно B1+. Этого было достаточно для моей работы. И я надеялся, что учить немецкий мне не придётся. Слышал, что многие экспаты живут годами в Германии и хорошо себя чувствуют без знания немецкого. Оказалось, что это правда, можно вполне себе нормально жить в крупных городах вроде Берлина или Штутгарта. Но чем дальше от мегаполисов, тем меньше людей готовы говорить с тобой на английском. А офис компании, в которую я устроился, находился как раз в небольшом городке с населением около 100 000 человек. И встретить там на улице или в магазине человека, который будет готов поговорить с тобой на английском, так же сложно, как, например, в Муроме или Невинномысске.


Поэтому осознание того, что немецкий мне всё же стоит выучить, пришло достаточно быстро. Немаловажную роль в этом сыграли мои соседи по месту проживания. Однажды вечером мне в дверь позвонили. На пороге стояли два немца, они принялись наперебой что-то объяснять на немецком, при этом активно жестикулируя. По-английски они не понимали, а я не понимал по-немецки. Они протянули мне листок А4, исписанный от руки на немецком, и хотели, чтобы я внизу поставил свою подпись. Я не хотел обижать отказом своих новых соседей и после мучительных раздумий подписал. Было ли это моё согласие на флюгегехаймен-вечеринку или просто жалоба в управляющую компанию на качество уборки придомовой территории – мне это до сих пор не известно.


В итоге за два с половиной года в Германии я поднял немецкий с нуля до уровня В2 за счёт работодателя. Это не только позволило мне почувствовать себя комфортно в Германии, но и открыло для меня новые рабочие перспективы: я перешел на работу в 100% немецко-говорящую компанию.


Факт: Те, кто знает немецкий и английский язык в Германии, не получают заметно больше денег по сравнению с теми, кто знает только английский. Но разница есть, и она существенна. Тем, кто знает только английский, доступны примерно 5% немецких компаний, а тем, кто знает и английский, и немецкий, доступен весь рынок труда Германии.



В новой компании я работаю уже больше двух лет. Всё общение внутри фирмы: совещания, переписка и постановка задач — на немецком. Комментарии в коде программ, названия функций и переменных, документация — на английском. Переписка с внешними заказчиками из Германии, Австрии и Швейцарии — на немецком. Переписка с внешними заказчиками из других стран — на английском.


Немецкий и английский языки прочно вошли в мою жизнь. Но мне, как и раньше, проще воспринимать любую информацию на русском. Всё-таки эти иностранные языки выучены мной в достаточно позднем возрасте. Поэтому я ещё не думаю на них. Да, наверное, уже и не буду. Безусловно, за те несколько лет, что я живу в Германии, выработался некий речевой автоматизм в простых ситуациях. Поэтому на вопрос о сроках завершения проекта или о том, как пройти в библиотеку, я могу ответить сразу на немецком, не думая об этом на русском. Но когда речь идет о вещах, где нужно вдаваться в детали, например, в обсуждении тонкостей технического задания на работе, то я сначала формулирую то, что хочу сказать, на русском, а потом мысленно перевожу его на немецкий. А когда есть время, просто кидаю текст на русском в гугл-переводчик, а затем дорабатываю результат. Да, я уже пять лет в Германии, и я почти каждый день пользуюсь гугл-переводчиком. Мне стыдно… Но это факт. Тем не менее, даже такого уровня бывает достаточно, чтобы найти работу и успешно работать.


И если с техническим английским и бытовым немецким у меня всё относительно неплохо, то с техническим немецким совсем не сложилось. Большинство технических терминов на немецком звучат для меня так же дико, как и «КД-ПЗУ». К счастью, немцы сами часто используют англицизмы, поэтому меня это не сильно беспокоит.


Несмотря на всё это, я периодически посещаю профильные конференции и митапы в Германии. В прошлом году я был на достаточно крупной Java-конференции в Дюссельдорфе — JCON 2019. Особенность таких мероприятий в том, что зачастую докладчики приезжают из разных стран. И сессии проходят в смешанном языковом режиме. Большая часть докладов на немецком, но также есть немало докладов на английском. Поэтому без знания немецкого делать там нечего.


Есть люди, которые после переезда в другую страну испытывают острый недостаток общения или даже одиночество. Особенно это касается тех, кто переехал недавно. Такая проблема действительно есть. Немцы чётко отделяют работу от личной жизни. С одной стороны – они очень открыты и легко идут на контакт. С другой стороны — они более разборчивы в людях и не очень охотно заводят друзей. Получается, что у только переехавших старый круг общения пропал, а новый формируется достаточно медленно. Поэтому некоторые из них заводят знакомства с соотечественниками в интернете или ходят на русскоязычные тусовки (в том же Берлине их достаточно много).


Но я не страдаю от одиночества или недостатка общения на русском. Основную часть своего круга общения я забрал из России с собой: жену и троих детей. Дома мы все общаемся исключительно на русском. А у детей еще и возраст такой, что они хотят всё знать и галдят без умолку целыми днями. Поэтому недостатка в общении у меня нет. Наоборот, я скорее жду, когда все уснут, и я смогу посидеть в тишине, не слыша ни немецкую речь, ни русскую. Тогда можно будет налить себе бокальчик вина и взяться за написание статьи для хабра или своего канала в Telegram. Пишу про жизнь и работу в Германии, разумеется, на русском. Пытаюсь помочь принять решение тем людям, которые раздумывают над переездом.


Что хочется сказать людям, которые подумывают об эмиграции


Любой переезд — это стресс. Переезд в другой город — стресс вдвойне. Переезд в другую страну — стресс втройне. Но если вы чувствуете, что ваша жизнь забуксовала, или вы хотите перемен и готовы преодолевать трудности — езжайте смело. Это уникальный опыт, который позволит перезагрузить вашу жизнь и открыть новые горизонты. Вернуться можно всегда, а вот уехать тем сложнее, чем старше мы становимся.


Напоследок — пара слов от нас (JUG Ru Group).

Во-первых, если вы IT-эмигрант — делитесь своим опытом в комментариях, будет интересно узнать больше историй из самых разных точек планеты.

А во-вторых, если вы IT-эмигрант и не хотите отрываться от русскоговорящего сообщества, то вам могут быть интересны наши онлайн-конференции. Прилететь в Россию ради офлайновой встречи могут далеко не все, а вот подключиться в онлайне из другой страны заметно проще — так что это возможность и услышать доклады на родном языке, и поучаствовать в их обсуждении.
Источник: https://habr.com/ru/company/jugru/blog/516398/

Интересные статьи

Интересные статьи

Продолжаем рассказ о создании мульти-парадигменного языка программирования, поддерживающего декларативный логический стиль для описания модели предметной области. Прошлые публикации наход...
В связи с карантином многие сейчас львиную долю времени проводят дома, и это время можно, и даже нужно провести с пользой. В начале карантина я решил довести до ума некоторые проекты начатые нес...
Миф 1. «Если я окажусь в языковой среде, я быстро и хорошо заговорю». Многие люди живут в Англии или США по 10-20 лет, но при этом очень плохо говорят по-английски. Слов и выражений — десятки тыс...
Привет, Хабр! Представляю вашему вниманию перевод статьи «Demystifying memory management in modern programming languages» за авторством Deepu K Sasidharan. В данной серии статей мне бы хотелос...
В данной статье описывается процесс синтаксического анализа предложения русского языка с использованием контекстно-свободной грамматики и алгоритма LR-анализа. Обработка естественного языка — ...