Почему я всё время смотрю на своё лицо, когда разговариваю в Zoom?

Моя цель - предложение широкого ассортимента товаров и услуг на постоянно высоком качестве обслуживания по самым выгодным ценам.

Можно ли считать себя тщеславным человеком, если во время каждого звонка в Zoom вы постоянно смотрите на свое лицо вместо того, чтобы сосредоточиться на других людях. Скорее всего, вы не любуетесь собой и не рассматриваете свою внешность. А просто… смотрите. Как это влияет на самооценку? Стоит ли отключать камеру, чтобы не стать нарциссом? Немного философских размышлений о нарциссизме и о том, что значит «существовать» для других людей.

Дорогой друг!

Отключение камеры может показаться самым простым решением, но мы бы не советовали делать этого, даже настоятельно рекомендовали бы этого не делать. Насколько нам известно, когда чье-то изображение исчезает из галереи, это почти всегда вызывает боль, ужас, а в некоторых случаях и глубокое экзистенциальное отчаяние, подобное тому, что испытал, по словам Владимира Набокова, он сам, когда наткнулся на семейные фотографии, сделанные до его рождения. Другими словами, складывается ощущение, что вас больше не существует.



Более широкий вопрос о возможных «побочных эффектах» пристального рассматривания себя весь день является более сложным и выходит за рамки вопроса о том, являетесь ли вы нарциссом, что, рискнем предположить, маловероятно. Страх нарциссизма, по крайней мере, в клиническом смысле, дисквалифицирует себя: только те, кто не подходят под определение, переживают за то, что являются нарциссами. В любом случае, вы не одиноки в своей зацикленности на этом. Люди, которые никогда бы и не подумали смотреть на свою фотографию дольше нескольких секунд, тем не менее сообщают, о том, что не могут отвести взгляд от плавающей по экрану картинки с изображением своего лица во время онлайн-занятий или родительских собраний, — озабоченность этим вопросом настолько сильная, что это самообожание остаётся неубедительным объяснением. Возможно, более актуальный вопрос заключается не в том, что платформа делает с вашим представлением о себе, а в том, что с ним уже произошло, раз вы, как и многие другие, не можете перестать смотреть на своё пиксельное отражение.

Zoom, конечно, не обычное зеркало и даже не обычное цифровое зеркало. «Я», с которым вы сталкиваетесь на этих платформах, это не статичный, уравновешенный образ, который вы привыкли наблюдать в зеркале в ванной комнате или на селфи в телефоне — чистый лист, на который можно проецировать свои фантазии и где можно обольщаться собой, — а личность, которая говорит и смеется, жестикулирует и реагирует.

Довольно странно вспоминать, насколько редко мы могли наблюдать себя в действии до недавнего времени. Раньше вы могли иногда мельком увидеть себя смеющимся в зеркале бара или на мгновение отвлечься, увидев в зеркале в супермаркете, как вы разговариваете с продавцом, стоящим позади вас. Но всего лишь год назад мы стали постоянно, безжалостно, вынужденно наблюдать за собой в реальном времени во время общения с другими, видеть свои испуганные взгляды, сочувствующие кивки, эмоциональные жесты, которые оказались так не похожи на те, что мы представляли, если мы вообще их себе представляли.

«Ах, если бы какая-то неведомая сила могла даровать нам способность видеть себя такими, какими нас видят другие!» — писал поэт Роберт Бернс в 1786 году, добродетельный призыв к объективному самопознанию, которое в большинстве из нас вызывает все больше противоречий.

В общем, технологические «силы» нашего времени дали нам обратную способность: заставлять других видеть нас так, как мы видим самих себя. Мы привыкли полностью контролировать свое изображение: угол съемки, фильтр, тщательно выбранный из сотен кадр, и все же, несмотря на это или, возможно, из-за этого, в «нефильтрованной» спонтанности Zoom есть что-то захватывающее. Человек, которого вы там видите, не является податливым отражением вашего эго, а является самой неуловимой из всех сущностей: тем «я», которым вы становитесь при неожиданном социальном контакте, когда все ваши умыслы отпадают; «я», которое всегда было знакомо вашим друзьям, семье и приятелям, оставаясь в значительной степени невидимым для вас, его владельца.

Это желание — видеть себя таким, каким вас видят другие — ни в коем случае не является потаканием своим желаниям, но имеет решающее значение для формирования и поддержания жизнеспособного чувства идентичности. Не углубляясь в теорию и ненужные отсылки к Лакану, кратко упомянем, что зеркала имеют социальную функцию, поскольку они позволяют раскрыть «себя» как кого-то другого и взглянуть на себя со стороны. Способность пройти тест с зеркалом — тот момент, когда дети перестают видеть себя как разрозненные совокупности частей тела и узнают в зеркале свое изображение целиком, — является решающим обрядом перехода, знаменующим вступление ребенка в социальную сферу. Самость — это хрупкая иллюзия, которая требует постоянного подкрепления, и это подкрепление чаще всего происходит через взгляд других людей; это процесс, известный в социологии как «зеркальное я». Мы формируем нашу идентичность, по большей части, представляя, как нас видят другие, и размышляя об их суждениях о нас.

Одним из аспектов вашей прошлой жизни, на который вы, вероятно, не обращали внимания, были тысячи жестов и реакций, в основном незначительные и фиксирующиеся на подсознательном уровне, которые способствовали вашему ощущению цельного, непрерывного «я»: сдержанное спасибо от человека, протискивающегося мимо вас в метро, ​​краткий зрительный контакт с коллегой, проходящим мимо вашего стола, смех в ответ на вашу шутку на вечеринке. Хотя вас не заставляли буквально наблюдать, как вы взаимодействуете с другими, вы видели себя в зеркальном отражении через эти интерсубъективные моменты, и все они служили, в самом реальном смысле, доказательством того, что вы все еще существуете — не просто как окружающее сознание, но как реальное воплощенное присутствие в мире.

Кажется не случайным, что наиболее распространенные жалобы на социальную изоляцию — ощущение разбросанности и фрагментированности, неспособность вспомнить, что делал в тот или иной день — являются узнаваемыми симптомами разрушения социального «я». Проведя большую часть дня в одиночестве перед различными экранами, мы слишком легко начинаем верить, что представляем из себя просто пару рук, перемещающихся по клавиатуре, пару глаз, просматривающих ленту новостей, разум, чьи границы с виртуальным миром, в котором мы живем, размываются всё больше. Окошко с нашим изображением в Zoom неожиданно оказывается своеобразным удерживающим якорем, и удаляя его, мы подтверждаем наш наибольший страх — что мы фактически растворились в воздухе.

Все это означает, что ваша одержимость тем, как вы выглядите, вероятно, проистекает из совершенно естественного и, по сути, просоциального импульса. Вы пытаетесь сохранить идентичность, которая постепенно разрушалась в результате недавних перебоев в общественной жизни. Поддержание этой идентичности не только не имеет никакого отношения к проявлению тщеславия, но само по себе является крайне важным. Способность увидеть себя в зеркале других людей сложным образом связана со способностью сопереживать и с построением согласованной реальности — общей веры в то, что существуют объективные истины вне солипсизма нашего индивидуального разума. Вот почему в случаях полной изоляции люди часто теряют способность определять, что реально, а что воображаемо, и перестают видеть четкую границу между собой и внешними объектами.

Мы не имеем в виду, что вам следует проводить еще больше времени, глядя на себя во время звонков. Но импульс может служить напоминанием о коллективной потребности во взаимном признании — потребности, вероятно, ощущаемой всеми другими лицами, в галерее окошек участников видеозвонка. Это может побудить вас вспомнить, что они также испытывают ослабленное чувство идентичности; что стандартные технические вопросы, которые сопровождают каждый вход в систему («Вы меня видите?», «Вы меня слышите?»), могут выражать более глубокий порыв. Самое замечательное в Zoom то, что зеркало двустороннее. Каждый кивок, каждый ответный жест служат напоминанием говорящему о том, что они существуют для других людей, что они остаются жизненно важными в мире, который все мы вместе населяем.
Источник: https://habr.com/ru/company/timeweb/blog/546426/

Интересные статьи

Интересные статьи

Спросите любого владельца IPhone или OnePlus, что есть такое в его телефоне, чего нет в других? Возможно, он ответит, что это переключатель звука на боковой грани. Он позволяет включить б...
С приходом коронавируса мир сошел с ума и появилась куча ограничений, которые полностью поменяли нашу жизнь. Меня зовут Эмиль Фролов, я руковожу разработкой команды внутренних сервисо...
С понедельника, 20 апреля, в Саратовской области начнет действовать пропускной режим. «В течение недели показатель самоизоляции саратовцев по данным Яндекса составлял 4,2 — 4,3. Это недопустимо....
Я работаю в «Инфосистемы Джет» около 7 лет, большую часть из которых проектировал и внедрял BI-решения и системы, на них построенные: ситуационные центры, информационно-аналитические системы ...
Отгремело открытие PHDays, через наш виртуальный город прошло несколько тысяч человек и чуть меньше людей послушало доклады. Зал опустел, хакеры пытались взломать защитников. Защитники в свою...